ИСТОРИЯ ТОТАЛИЗАТОРА

Во все времена и во всех странах находились азартные люди, которые, оговорив исход какого-то действия, события, бились об заклад, ожидая положительного для себя результата. Одни лично испытывали расположение «госпожи удачи», другие перекладывали ответственность на иных исполнителей, но каждый надеялся, что фортуна улыбнется именно ему. Вообще, желание победить свойственно человеческой природе. А возможность оказаться победителем пари и при этом завоевать материальное вознаграждение только усиливает стремление к доминированию.

Изобретательное человечество выдумало множество игрушек для взрослых, в том числе конские скачки и бега, где простора для проявления натуры куда как достаточно. В истории сохранились сведения о ставках римлян на скачках и гладиаторских боях. Оценивать, чего же больше в игре на ипподроме, стремления к материальной выгоде или все же глубинного желания первенствовать, не является задачей статьи. Мы же начнем с ретроспективы игры на тотализаторе как явления и постараемся перейти ко дню сегодняшнему.

Слово тотализатор происходит от французского глагола totaliser – суммировать, подводить итог. Да и сам totalisateur (тотализатор) в первоначальном виде и смысле представлял собой счетную машину, проще говоря, кассу. Первое упоминание о тотализаторе в том виде, в котором мы его знаем, относится к 1865 году, и связано с именем французского предпринимателя Жозефа Оллера. В Париже он открыл первую кассу по приему закладов (ставок). Дело пошло успешно, у него появились подражатели и конкуренты, но после года работы кассы были закрыты властями Парижа. Главным принципом ипподромного тотализатора является суммирование всех ставок, и после вычета «организаторского» процента оставшаяся сумма делится на все количество выигравших билетов. Французы считают такую форму заключения пари более прозрачной и этичной. Альтернативная система пари введена в игровой обиход известными всему миру спорщиками – англичанами. Это так называемое букмекерство. Здесь владелец кассы, букмекер, работает по котировкам лошадей или по заранее оговорённым коэффициентам. Букмекер сам прогнозирует результат, сам рассчитывает котировки, сам принимает ставки, сам выдает выигрыш. Именно они, букмекеры, попытались занять место Ж. Оллера после закрытия его детища. В какой-то степени им это удалось, хотя и не без сложностей. В 1874 году неугомонный Оллер предложил новую систему игры – pari mutuеl (взаимное пари). Через два года «лавочку» опять прикрыли, и только в 1891 году, после неоднократных обращений коннозаводчиков и коневладельцев правительство Франции приняло закон, регламентирующий игру на тотализаторе. По сходному сценарию развивалась ситуация с тотализатором и в других европейских странах, но родоначальниками «цивилизованного» тотализатора были все же французы.

На всем протяжении «тотализаторной» истории властям практически всех стран, где эта сфера человеческой деятельности возникала, она не внушала доверия, казалась порочной, аморальной и вызывала желание порок искоренить. Забегая вперед, скажем, что после открытия тотализатора в России было немало попыток городских властей и общественных деятелей запретить эти рассадники нездорового азарта. О серьезности проблемы говорит тот факт, что решалась она на самом имперском верху. В 1889 году были приняты правила тотализатора в России, и по ним ипподромы благополучно доработали до самого октябрьского переворота 1917 года. Здесь опять завели разговоры о «растлении», но уже применительно к революционному пролетариату, и выпололи буржуазный «сорняк» из новой жизни. Потом опять опомнились, и в начале 20-х годов декретом позволили тотализаторам вернуться. И не так все оказалось страшно.

По определению тотализатор неотделим от ипподрома, от публичного зрелища, от бегов и скачек. Как утверждают некоторые источники, первые в России, подчеркнем, публичные конские испытания устроил граф Алексей Григорьевич Орлов на Донском поле 9 мая 1799 года. Сам скаковой круг он построил еще в 1785 году. До вышеупомянутой даты публичность мероприятия была очень избирательной – граф приглашал только московскую знать полюбоваться на его выписанных из-за границы скакунов. При этом он был удачливым игроком, и, заключая пари на победу своих питомцев, часто выигрывал значительные суммы. Вероятно, именно от этого момента можно условно отсчитывать начало игры на скачках и бегах в России. После смерти А. Г. Орлова в 1807 году регулярные скачки на Донском поле уже практически не проводились.

Лишь через 18 лет, в 1826 году, в г. Лебедяни Тамбовской губернии (сейчас Липецкая область) группа жителей, преимущественно помещиков – коннозаводчиков, возглавляемых М. П. Мясновым, организовала первое в России «Скаковое общество». Успех предприятия способствовал развитию ипподромного дела в стране. Ипподромы, а также скаковые и беговые общества стали появляться в Москве, Туле, Санкт-Петербурге, Кишиневе, Симферополе, Херсоне, позже в Тифлисе, Пятигорске, Харькове и других городах. Первооткрывателем игорного дела стал Царскосельский ипподром в 1876 году, а спустя год тотализатор официально открыли и в Москве. Нельзя сказать, что деньги в кассы хлынули потоком. Судя по отзывам современников, небольшие «поля» участников, то есть в заездах и скачках соревновалось ограниченное количество лошадей, чьи возможности были хорошо известны, и невысокая стоимость призов не способствовали активной игре.

Начало игрового бума на тотализаторе положила, как считают историки ипподромного дела в России, скачка летом 1883 года в Москве на Ходынском поле. Именно в то лето известный харьковский коннозаводчик И. М. Ильенко, личность незаурядная, сам в прошлом офицер-кавалерист, мастер стипль-чеза, привел из своего конного завода жеребца Фаргобала (Фонтенуа – Ракета). Его соперниками были четыре выводных из Англии чистокровных английских скакуна, лучшим из которых был Перкун, ни разу до того не проигрывавший в России. Все четверо скакали под седлами английских жокеев. Заявленный на Фаргобале недавний конмальчик Воронков не по годам зрело распределил по дистанции силы отлично тренированного своим хозяином Фаргобала и в финишном посыле без хлыста обыграл на корпус фаворита. На выигрышный номер был взят в кассе всего один билет, на который и выпала «сверхвыдача» – 1319 рублей. Деньги по тем временам огромные: фунт ржаного хлеба стоил 3 коп., фунт сахара – 24 коп., говядина – 5 руб. 30 коп. за пуд, мужские штиблеты лаковые – 6 руб., годовая зарплата полицмейстера – 600 руб. А за эти деньги можно было приобрести небольшой особняк!

Этот случай произвел эффект разорвавшейся бомбы – Москва отправилась играть! В дни скачек и бегов трибуны были полны, не протолкнуться. В газетах, в салонах, в трактирах, на улицах обсуждали шансы участников состязаний. Немудрено, что обороты тотализатора не только в Москве, но и в других городах, где были ипподромы, а к 1884 году их было 13, увеличились многократно. Кроме обязательных отчислений обоим обществам, беговому и скаковому, ипподромы от игры на тотализаторе в виде налогов перечисляли в казну совершенно гигантские суммы – до 700 000 рублей, а чуть позже – свыше 1 миллиона. Оборот европейских ипподромов был в то время «завистливым младшим братом» оборота российских. Отразился рост доходов ипподромов от игры и на размерах призовых сумм. А это, как известно, стимулирует коннозаводчиков стремиться к улучшению качества разводимых ими лошадей. Следует добавить, что распределение денежных средств, поступающих в кассы тотализатора, было следующим: 75% шли на выплаты по ставкам, 10% – обществам, и 15% забирала казна. Россия как коннозаводческая держава перешла на новый уровень. В страну стали завозить не только высококлассных лошадей, таких как, например, английский дербист, «трижды венчанный» Гальти Мор (Кендаль – Морганет), но также стали приезжать на работу высокопрофессиональные специалисты конного дела, такие как американские наездники – отец Фрэнк, его сыновья Уильям и Сэмюэль Кейтоны, жокей Джеймс Уинкфилд.

В советский период тотализатор стал рядовым «соцслужащим». Но о минусах такого положения говорить не приходится, хотя бы потому, что и конные заводы, и ипподромы были государственными предприятиями и финансировались из государственного бюджета. Фактически ипподромы, как госпредприятия, выполняли госзаказ, то есть испытывали госпродукцию – лошадей государственных конных заводов. А тотализатор, приплюсовав к 15% дореволюционных отчислений в казну оставшиеся «бесхозными» 10%, ранее принадлежавшие обществам, стал регулярно перечислять 25% процентов с оборота в бюджет.

Игра на тотализаторе предполагает умение участников прогнозировать результат, анализировать. Для определения победителя игрок должен учесть спортивную форму лошади, общую статистику выступлений рысака или скакуна, предыдущие его выступления, а также какой жокей или наездник на ней едет. Имеет большое значение погода, состояние дорожки или скакового круга, дистанция скачки или заезда. Для понимающего игрока полезной информацией может являться даже сбор лошади, то есть длина чека, наличие намышников, ногавок, шпрунта у рысака, коротко ли он заложен, какая качалка. И таких, на первый взгляд, мелких нюансов – множество.

Человек неопытный, не вникая в нюансы, чаще всего ставит на фаворита. Выигрыш в случае удачи бывает небольшим. Величина его определяется суммой ставки на этот результат, и, если фаворита играл весь ипподром, то и выдача невелика. Совсем другая ситуация возникает, когда «фонарь», а так иногда завсегдатаи называют фаворита, проигрывает. Тогда счастливцы уносят из кассы вполне приличные суммы. На увеличение выигрышных сумм может повлиять образование «котла», или «джек-пота», говоря современным языком. Так называется ситуация, когда в кассах нет ни одного билета с выигрышной комбинацией, и вся сумма переходит на следующий заезд. Но бывает (крайне редко), когда в кассу выдачи предъявляется 1 билет. В советское время, в конце 80-х годов, на табло как-то высветилась сумма в 26 000 рублей. Ипподром ахнул! Деньги счастливцу выдавали в директорской ложе, и в сопровождении милиции проводили до такси. Говорили, что человек был в Москве в командировке, и на ипподром зашёл впервые в жизни.

По материалам журнала  "Конный Парк"

Н. Былов, В. Былов, «Конный парк» #9, 2013