Центральный московский ипподром

       Центральный московский ипподром (ЦМИ)   – первый рысистый ипподром мира, старейший ипподром России. Основанный в 1834 году, он по сей день является крупнейшим испытательным полигоном для селекционно-племенной работы в коневодстве, сочетая в себе функции двух ипподромов: рысистого и скакового. ЦМИ   – один из немногих ипподромов в стране, где испытания проводятся круглый год. В любую погоду и при любых обстоятельствах каждое воскресенье в 13-00 на беговую дорожку выходят рысаки, а летом, с мая по сентябрь, зрители могут увидеть испытания скаковых лошадей чистокровной верховой и арабской пород.

         Ипподромные испытания на протяжении всей истории разведения рысаков и верховых лошадей в России являются основным методом отбора производителей, а следовательно   – методом совершенствования конских пород. Благодаря им из поколения в поколение в лошадях накапливаются положительные рабочие качества: сила, выносливость, резвость.

Сейчас на ЦМИ регулярно разыгрываются различные призы – как традиционные, так и именные, проводятся крупнейшие состязания для рысистых и верховых лошадей, собирающие «призовую элиту» лучших ипподромов. Активно возрождаются старые и развиваются новые традиции проведения международных встреч и чемпионатов с участием конников из многих стран мира, проводятся выступления троек,   катания на лошадях, экскурсии для школьников и взрослых.

История Московского ипподрома

 

Часть 1. Российская империя

 

1 августа 1834 года газета «Московские ведомости» сообщила о результате первого рысистого бега на Ходынском поле: «Ивана Соколова Горностай 1-й выиграл. Князя Оболенского Кречет – 2-й». Резвость Горностая в беге была весьма скромной – 6.56 (3 версты) и на перебежке – 6.41. Эта небольшая, скромная заметка о первом заезде рысистых лошадей обозначила день рождения Московского ипподрома.

 

 

            В первый год на Ходынском поле испытания проводились всего два раза: бежавших лошадей было 12, а ценность всех призов не превышала пятисот рублей серебром. Через год, в 1835 году, проводились уже и зимние бега – по ледяной дорожке на Москве-реке. Была размечена дистанция, построена судейская беседка. Наплыв публики был грандиозным – «даже лед трещал».

За свою 180-летнюю историю ипподром в Москве настолько изменился, что трудно его представить в виде двух параллельных узких прямых дорожек, по 250 саженей (533,4 м) каждая. Длина их была определена столбами, вокруг которых соперничавших рысаков поворачивали шагом и вновь пускали рысью в обратный конец.

Состязались на бегу обычно две лошади, а если на приз выставлялась и третья, то ее ставили позади одной из соперниц. В 1835 году проведение испытаний усовершенствовали, оборудовав еще одну, третью, параллельную дорожку для бега в равных условиях трех лошадей. Повороты были сделаны в виде груш, длиной в 20 саженей (43 м), но которые всё равно были очень крутыми.

В первые годы существования ипподрома на Ходынке по концам беговых дорожек были построены две небольшие двухэтажные беседки из дерева и скамейки для публики, дополненные затем двумя галереями длиною по 10 саженей (21,3 м).

В 1843 году в «Известиях о московских бегах рысистых лошадей на призы и заклады» сообщалось о реконструкции: «Новые дороги образуют три овальные круга, один в другом, и повороты составляют от 60 до 40 саженей в диаметре. Дистанция же бега, или мера кругов... есть верста».

Через пять лет, в 1848 году, была построена новая двухэтажная галерея, о которой историограф русского коннозаводства В.И.Коптев писал: она «по изяществу своему составляет украшение Ходынского ипподрома, будучи одной из красивейших в Европе». Над галереей имелась судейская беседка для наблюдения за «сбоем», то есть за правильностью бега. В середине второго этажа было также отдельное место для судей «по наблюдению за выигрышем». Эти трибуны просуществовали до 1881 года, когда их заменили просторным деревянным сооружением.

И лишь в конце прошлого века очередная реконструкция и нововведения в правилах испытаний лошадей (1891) позволили пускать одновременно несколько лошадей по одной «общей» дорожке. Вскоре, в 1899 году, было закончено строительство новых грандиозных каменных трибун, которые, по заключению спортивных журналистов, не имели равных себе в Европе.

Основателем правильных, регулярных скаковых испытаний в России, так же как и бегов, был А.Г.Орлов-Чесменский. Скачки в Москве проходили на Донском поле уже в конце XVIII века. В отличие от рысистых бегов того времени, «Правила для конской скачки» были детально разработаны: был определен вес жокеев и цвета их камзолов. Призы, открытые и закрытые, разыгрывались на верстовом круге на дистанции «1 круг», «2 круга за один» и «3 круга за один» с перескачкою. Для выигрыша приза лошадь должна была дважды обыграть соперников. На первых порах в скаковых конюшнях тренерами и жокеями были только свои, русские люди, из которых особенно отличался ездою Степан Сорока, а лучшим тренером был Кунаков.

После учреждения в 1831 году в Москве Общества конной скаковой охоты скачки стали делом чести. На лошадях русских коннозаводчиков скакали почти исключительно английские жокеи: Вуд, Гудсон, Дэй, Ив, Тэйлор, Эвисон и другие.

 

 

На Ходынском поле, неподалеку от рысистого ипподрома, был оборудован второй ипподром – скаковой. В летнем сезоне 1834 года на московских скачках «не имела состязателей», то есть равных себе, шестилетняя кобыла Ф.Мосолова Симфония – победительница Императорского приза и других призов под седлом Карла Дэя.

Замечательно, что уже в те годы прогрессивные умы отчетливо представляли значимость испытаний лошадей. Так, известный «охотник» П.Мяснов писал: «...скачка не есть, как многие думают, одно увеселение охотников и страсть к закладам, но более есть единственное средство к сохранению сорта лошадей отличных, средство, которое беспрестанно улучшает породу конскую и поддерживает ее в важнейших качествах оной – быстроте и силе... скачка оправдывает внутренние способности лошади, правильный механизм всех частей, крепость костей и нервов, упругость сухих жил и прочее...»

Как и беговое дело, скаковые испытания в России развивались по восходящей, хотя в 1874 году «Газета коннозаводчиков и любителей лошадей» отмечала, что, «развиваясь уже более полувека на нашей почве скачки еще не получили у нас полных прав... Скаковая лошадь вне ипподрома не имеет у нас никакого практического употребления, почему большинство публики смотрит у нас на скачки как на забаву по малой мере бесполезную...»

 

Московские рысистый и скаковой ипподромы принадлежали разным обществам и, находясь по соседству, были независимы друг от друга и имели собственные штаты сотрудников.

В 1917 году газетой «Коннозаводство и спорт» было отмечено: «...по окончании войны обороты тотализатора упадут и если к этому моменту в обществе не будет запасных капиталов, то неминуемо придется прибегнуть к уменьшению ценности призов, что совсем нежелательно в интересах коннозаводства. Таким образом, главное управление заранее предвидит изменение настоящего положения к худшему».

Через год после публикации этой новости газета прекратила своё существование, а московские ипподромы были законсервированы.

 

 

Часть 2. Советский Союз

 

    С 1918 года московские ипподромы были законсервированы. В связи с Гражданской войной на их территории проводились военно-учебные занятия, на трибунах проходили митинги трудящихся. На одном из них выступил с речью В.И.Ленин.

    Начало регулярных испытаний лошадей в Советской России относится к 1920-м годам. Пробные бега и скачки на Московском ипподроме проводились еще в начале 1921 года и послужили тому, что Главное управление коннозаводства и коневодства (ГУКОН) постановило организовать плановые испытания лошадей с осеннего сезона 1921 года. В сентябре 1921 года в Москве возобновляются рысистые бега: «Московский ипподром, замерший в течение нескольких лет, снова ожил, снова возобновились регулярные испытания, снова он является маяком, освещающим путь коннозаводческой работы по всей стране»,– отмечала пресса.

        С первых же дней возобновления деятельности ипподрома был открыт тотализатор, а в 1926 году на Московском ипподроме впервые начинают испытываться лошади не только конных заводов, но и приведенные из сел и деревень. Это было отличным стимулом для призового дела и понимания его необходимости, так как до тех пор большинству населения страны еще недоставало любви и интереса к судьбам кровной лошади, понимания целей и задач ипподрома. В журнале «Сельское и лесное хозяйство» № 4 от 1926 года была сформулирована   «мини-программа»ипподрома: «Об ипподроме и бегах у большинства, в широких массах, самое смутное и неверное представление... О том, что бега красивое, полное жизни и здорового увлечения спортивное зрелище, знают очень немногие. И еще меньше знают, что ипподром – необходимое и полезное учреждение, призванное служить одному из важнейших народнохозяйственных начинаний – делу улучшения конской породы». В 1929 году на Московском ипподроме испытывали 87 крестьянских лошадей, и, как в предыдущие сезоны, была проведена их выставка.

    Согласно декрету Советского правительства о племенном животноводстве в 1920-е годы были возобновлены испытания верховых лошадей. В 1922 году включился в работу скаковой ипподром в Москве, вновь открывшись после закрытия в 1918 году.

    Все главные традиционные призы для лошадей чистокровной верховой породы с 1925 года разыгрываются на Московском ипподроме (исключая годы эвакуации ипподрома во время Великой Отечественной войны и несколько лет периодического переустройства скаковой дорожки, когда скачки переносили в Одессу, Львов, Ростов-на-Дону, Пятигорск).

    До 1930 года рысистый и скаковой ипподромы в Москве были раздельными и находились неподалеку друг от друга. В связи с необходимостью расширения Белорусско-Балтийской железной дороги встал вопрос о перестройке или переносе скакового ипподрома. Проект слияния двух ипподромов в один – комбинированный – был осуществлен в 1930 году. Беговой ипподром оставался по-прежнему на своем месте. Имел он три концентрические дорожки, к которым, после объединения ипподромов, примкнула скаковая, длиной 1800 м. В сезон 1931 года ипподром уже выполнял свои функции как рысистый и скаковой.

    Летом 1949 года трибуны Московского ипподрома уничтожил пожар. Современное здание ипподрома с трибунами сооружалось в 1950-1955 годах по проекту архитектора И.В.Жолтовского.

 

 

 

 

Часть 3. Российская Федерация

 

            Очередной сложный период пришёлся на 90-е годы. Затронув всю отрасль в целом, конечно же, ситуация в стране отразилась и на Московском ипподроме, по отношению к которому в связи с распадом СССР многие конные заводы и ипподромы оказались в статусе зарубежных. Но ЦМИ было не привыкать к переменам. После почти десятилетнего перерыва, в 2000 году, в Москве возобновились скаковые сезоны, а в 2004 году был издан Указ Президента Российской Федерации об учреждении ежегодных скачек на приз Президента РФ. Этот указ на многие годы определил отношение Правительства Российской Федерации к коннозаводству, объявив тем самым: ипподромам в нашей стране быть!

            Ежегодное проведение скачек на приз Президента РФ, место проведения которых в 2012 году было окончательно закреплено за Центральным Московским ипподромом, организация международных чемпионатов наездников, создание НП «Содружество рысистого коневодства России» и дальнейшее плотное с ним сотрудничество… Всё это стало залогом возрождения и поддержания былой славы главного ипподрома страны.

       В 1997 году после длительного перерыва вновь на дорожках ипподрома зазвенели бубенцы русских троек. Благодаря совместным усилиям НП «Содружество», Центрального Московского ипподрома и Московского конного завода № 1 было подготовлено всего три тройки, однако проделанная работа и проведённый заезд показали большую привлекательность этого вида соревнований для конников и публики, прессы и телевидения. Захватывающий бег русской тройки никого не оставил равнодушным, да и как можно не восхититься красотой и стремительностью трёх летящих рысаков?   Тройка – символ России. Безудержной, прекрасной, сильной. И Московский ипподром регулярно демонстрирует восхищённой публике истинную мощь «лошадиной силы» - стремительный бег рысаков, рвущихся вперёд. Чемпионат русских троек два раза в год регулярно радует зрителей эффектной ездой, и постепенно столь уникальных русских запряжек становится всё больше. Забытое искусство возрождается.

 

 

 

Сегодня, как и 180 лет назад, Центральный Московский ипподром является культовым местом для жителей столицы. Это не просто памятник архитектуры – это действующий, хорошо функционирующий объект, где хранят старые традиции и создают новые. Московский ипподром – это особая атмосфера, сочетающая в себе аристократизм дореволюционной эпохи и монументальность сталинского ампира. Сохранившиеся с конца XIX века скульптуры Клодта соседствуют с советской символикой, а столь архаичные в своей красоте живые лошади оттеняют современную нарядную и весёлую публику.

Ипподром – это не только база для испытания лошадей. Это в первую очередь зрелищный объект, зона отдыха и азарта. Только на Центральном Московском ипподроме разыгрываются Большие Всероссийские призы (Дерби) для рысистых и чистокровных верховых лошадей, собирающие «призовую элиту» лучших ипподромов нашей страны. Здесь же проводятся другие крупнейшие состязания не только национального, но и международного масштаба.

 

            С 1 июля 2012 года на Центральном Московском ипподроме возобновил работу легальный тотализатор. Кассы тотализатора открылись после более чем 3-х летнего перерыва, вновь даря посетителям вкус игры и азарта.

 

В прошлом участники рысистых заездов принимали старт в резвом броске, держа равнение на указанного стартером наездника. При большом числе участников стартер мог просмотретьзаскакавшую лошадь и дать старт. Кроме того, недостатком такого старта было то, что, обладая разными типами высшей нервной деятельности, лошади по-разному ведут себя на старте. Нервные рысаки, легко возбудимые теряют много энергии при многократном повторении старта. Этим злоупотребляли наездники, выступавшие на спокойных, уравновешенных лошадях, умышленно доводя количество фальстартов даже до десяти и выматывая соперников, что резко снижало выявление истинной резвости лошадей. В 1957 году на Центральном Московском ипподроме был введен старт рысаков с резиновым тяжем, протянутым поперек дорожки, а в 1965 году введено техническое новшество – старт за автомашиной. Сегодня испытания соответствуют самым строгим международным стандартам. Старт-машина выравнивает рысаков, а судейская машина идёт параллельно с участниками заезда, позволяя судьям видеть любое нарушение и по рации передавать эту информацию главному судье.

 

            За 2013 год на ипподроме было испытано более 800 голов лошадей. Неуклонно растёт количество испытанных лошадей орловской рысистой породы, что говорит о положительной тенденции в орловском коннозаводстве.  

Также в 2013 году было установлено два всероссийских рекорда на дистанцию 2400 метров, что лишний раз подтверждает: на дорожках Московского ипподрома бегут резвейшие лошади России. Всероссийский рекорд в призе для кобыл орловской рысистой породы трёхлетнего возраста – 3.14,1 был установлен в 2013 году серой кобылой Белизна (Император – Белоснежка) 2010 г.р., рождённой в ОАО «Московский конный завод № 1». Всероссийский рекорд на дистанцию 2400 м в призе для жеребцов русской рысистой породы старшего возраста – 3.03,4 установлен гнедым жеребцом Версаль (Бювитье д’Ану – Возможная) 2006 г.р., рожденным в ЗАО «Конный завод Локотской»    и    принадлежащим А.Ф.Кнорр (в аренде у К.А.Кнорр), 28 июля 2013 года при розыгрыше Приза «Сорренто» под управлением мастера-наездника А.Г.Несяева.

 

Центральный Московский ипподром сегодня – это сложный многосистемный механизм. Цели и широкий диапазон работы ипподрома отражаются на его структуре. Московский ипподром занимает площадь около 40 га, имеет пропускную способность более 1200 лошадей в год. Содержание в порядке четырех нивелированных, с виражами дорожек (три беговые и скаковая), рысистых тренерских отделений, а летом и дополнительных скаковых отделений, перевозки лошадей как внутри страны, так и за рубеж, регулярное проведение бегов и скачек, обслуживание многотысячной аудитории посетителей ипподрома требуют множества подсобных служб и большого штата сотрудников. При Центральном Московском ипподроме имеются ветеринарный лазарет, карантин, автопарк.

Годы не старят, а обновляют Центральный ипподром в Москве, на котором уже полтора столетия «истинного любителя лошади» восхищает ее неутомимый бег.